ПРО ПОСЛЕДНИЙ МЕСЯЦ

Я тут давно молчу. Даже несколько праздников пропустил. А всё, как обычно: после полей — командировки, после командировок — поля. В отпуск не отпустили по причине того, что «на выезд даже старших на машины не хватает! Вот съездишь, тогда в отпуск и пойдёшь.»

Как это и бывает у нас — Родина вас не забудет, но и не вспомнит.

Последний месяц в командировке. Не очень далеко, но очень надолго. Обещаное «будете там просто на службу ходить» на месте оказалось «шаг в сторону — попытка к бегству, прыжок на месте — провокация!» Живём в палатках, ходим строем, кормят хорошо!

Постоянные занятия и построения. Сначала взгрустнул, но через пару недель с утра вспомнил про зампотеха части и попустило.

Сходил в город. Первым делом — магазин электросигарет! Набрал жидкостей, теперь чахну над «златом». Второе по важности — кафе, где пиво. Культурно посидел.

Не менее культурно провёл время в прогулке по городу. Познавательно!

Жду приезда семьи в гости на денёк.

ПРО СЛУЖБУ

Сижу, пью сильноалкогольные напитки в слабой концентрации, вдруг — чу! — звонок телефонный раздался. Взглянул в экран и разрыдался! А как не рыдать, если в субботу поздно вечером на экране телефона изображено лицо командира?

Ръяно смахнул обильно выступившие слёзы и решительно ответил на звонок.

Так я попал в командировку в город-герой Анапу.

Как водится, на месте организовали связь, после чего начали водить носом по сторонам в поисках ништяков и лёгкой жизни. Жизнь обещала приятности, ибо как может быть иначе в цитадели военной науки?

Правда, в море ноги не омыл, ибо — пропускной режим!

ПРО ВЫЕЗД

Выгнали меня для подготовки линий связи на место развёртывания. Дело планировалось плёвое, потому был на расслабоне. По прибытии провёл рекогносцировку, по результатам которой приуныл из-за отсутствия лестницы, кусачек, стяжек, стального троса. Но появилось понимание и была машина на подхвате вместо лестницы. Проложил линию — не хватило, ибо на новое место переехали. Всё собрал взад, стали отматывать с катушки на взаимодействующем узле — обрыв. «Мотхер фускер!» — сказал я вникуда и расстроился. Пришёл человек с паяльником и всё исправил. Разумеется, линию проложили, связь качнули.
Командование было довольно. А больше военному связисту ничего и не надо!