ПРО НАШИХ «ПАРТНЁРОВ»

Уж не вспомню как, но попался мне на ютубе канальчик Rud&Co. Интересно мне было потому, что рассказы об американцах, не могущих без вертолёта выполнять задачи и постоянно требующих кока-колу, казались мне не совсем объективными. И кто бы мог подумать — так и оказалось! Я про объективность.
Видосы длинные, но интересные. Меня всецело поражает организация всех процессов, оснащённость бойцов, кормёжка, условия службы… Да там всё пипец! А боевая подготовка чего только сто́ит!
Есть на канале и его мысли по отдельным событиям в мире.
Мне кажется, нам срут в уши.

ПРО ТЕХНОПОЛИС «ЭРА»

По долгу службы заехали снова. С порога у встречающей стороны возник вопрос: «А как же мы вас разместим и чем кормить будем?»

Удивили!
Как водится — спали, где нашли (за территорией), обедали два раза (за свой счёт), работали за всех. Отличный урок экономии — не зря посетили инновационный технополис!
Идеи по организации результата работ весьма впечатлили, т.к. были выдвинуты весьма интересные способы достижения результата. На наше (послеконсультационное с вышестоящими специалистами) «Хрен это будет работать» — получили «Да мы сто раз так делали!» Попробовали. Не заработало. Предположил вслух, что они сто раз так делали с другим оборудованием. Как ни странно — угадал.

В Анапу — ни ногой!

Про некоторых служак

Когда второй раз попал на губу, попали туда же два бойца из 22й бригады спн: крутейшие перцы, гвоздь-сотку пальцами гнули, марш-броски по сто километров каждый день проходили, а прыжков — по пятьдесят в день! И это всего за пол-года службы их так натаскали! Спустя день выяснилось, что один — водитель ХОЗО, второй — хлеборез. И из заслуг только эта губа.

Гауптвахта

После КМБ распределили меня в стрелковую роту — образование не позволяло попасть в автомобилисты. Что удивило перед распределением, так это персональная беседа комбата с каждым бойцом.

Выучили требуемые для караульной службы статьи Устава и начали заступать. Как-то служба была организована, что в караул заступали через сутки и это несколько изматывало и напрягало. А в оставшиеся сутки припахивали на какие-нибудь работы. Но, — куда ж деваться? — служили. А через пару месяцев батальонный писарь сказал, что я иду ему на замену. Сказать, что я удивился — это ничего не сказать. Потому что красотой почерка я не то, чтобы не мог удивить — мой почерк мог напугать любого, хотя на медика и не учился. Но, комроты приказал — я пошёл.

Читать далее Гауптвахта

Про оружие, боеприпасы, караулы

Ввиду того, что служба проходила в стрелковой роте и мы ещё тащили караулы, доступ к оружию был не то, что регулярным, а постоянным. Так же регулярно проводились стрельбы: один, максимум два раза в месяц, где мы отстреливали выданные 12 патронов и возвращались в казарму для чистки оружия и подготовки к караулу.

Разумеется мы, как все малолетние дебилы, не все патроны отстреливали — один ныкался куда-нибудь на случай изготовления брелков. У меня вообще бзик был: хотел я собрать все доступные образцы патронов по одной штуке, чтобы на гражданке на полочке расставить. Соответственно, всеми силами старался дотянуться до всех образцов. Таким образом умыкнул кучу разного, даже рубашку РГД-5 (без взрывчатки). Эта рубашка гранаты впоследствии помогла мне посетить гауптвахту, т.к. то ли я её плохо спрятал, то ли командир роты хорошо искал и таки нашёл.

Читать далее Про оружие, боеприпасы, караулы

О стукачах

В армии, как и в любом коллективе, собираются всякие люди. Из этого количества всяких людей попадаются те, кто за неправильное слово или поступок суют в рыло виновному. Среди пострадавших тоже разные люди попадаются. Например такие, кто суёт сующему в обратку. Некоторые тихо наматывая сопли с кровянкой на кулак молча делают выводы. Опять же — разные выводы. Один осознал и старается так больше не делать. Другой продолжает делать то же самое «вопреки». Ну, чтобы ещё раз отхватить. А есть те, кто хочет поквитаться. Но так как яйца не стальные, чтобы в открытую ответить словом или делом, он ищет свободное ухо в командном составе и вероломно этим пользуется. Таких, как нетрудно догадаться, в обществе называют стукачами.

Читать далее О стукачах

Метание гранат

Наткнулся на видео метания боевых гранат в китайской армии:

И вспомнился случай.

Метание боевых гранат РГД-5. На исходный рубеж прибываешь с двумя гранатами и двумя запалами. На месте под присмотром командира роты вкручиваешь запал и метаешь. Только вот исходный рубеж не такой, как на видео. Точнее, то же самое, только без окопа внутри ограждения. Ну, и очередной стрелок (рядовой Завгородний А., земе?ля) метнул. Но как-то она у него во время броска с руки выскользнула и упала у ног.

Как резво ротный бойца выкинул из укрытия! А следом — сам! Смеялись потом с того, что боец после взрыва и очухивания задал ротному вопрос: «Разрешите продолжить упражнение?»

С одной стороны смешно, а с другой не очень. Зато все живы!

И, как немногим известно, Устав пишется кровью. Судя по огневому рубежу китайцев, крови у них на данном занятии пролилось побо?ле нашей.

Питание в войсках

Служить было хорошо. Снабжали нас исправно, ибо — Штаб СКВО! Кормили, конечно, не деликатесами, но согласно продуктовой раскладке.

И был у нас кулинарный курорт — столовая в штабе СКВО. Туда каждую неделю из роты отбирали одного самого худого и несчастного и отдавали в рабство местным работницам: там его нагружали работой по самые помидоры, зато можно было урвать деликатесов. Отъесться там не получалось… Ну, и караул питался из этой же столовой. И, значица, пекли в той столовой свой хлеб в виде батонов, а на обед регулярно вторым блюдом выдавали котлеты с гарниром.

Теперь суть: разрезаешь батон вдоль на две половины, выкашиваешь мякиш, укладываешь между половинами батона котлеты и начинаешь трепать полметровый бутерброд!

Я уверен, что некоторые из читающих ухмыльнутся, некоторые не сделают даже этого, но какой кайф, купив багет и овладев котлетами, приготовленными женой, проделать все манипуляции и первый раз укусив этот гражданский вариант боевого гамбургера, вспомнить о своей службе!

P.S. Кстати, из деликатесов я в столовой прихавал ложку красной икры из двухсотлитровой деревянной бочки: такая хрень! Чёрная — круче!

Курс молодого бойца (КМБ)

Привезли нас в часть рано утром и разместили в казарме, как потом выяснилось, роты штабных машин. Поначалу было дико наблюдать помещение, заставленное двухъярусными койками. Это даже не общежитие и попервой даже наблюдал развитие в себе какой-то фобии. Потом, по мере поступления личного состава, стал относиться, как к вокзалу: шум, местами неразбериха, местами разборки. А потом начались построения. Вот это, смею доложить — цирк! Потому что у призывников построение — это урок физкультуры в школе, а вот для старшины роты — обезъянник, из которого надо сделать слаженное подразделение. При первом построении я впервые услышал за один приём столько мата.


Днём загнали нас на склад для получения обмундирования. И, значица, зашли впятером на склад, получили форму, я оделся, оборачиваюсь — а рядом какие-то незнакомые люди стоят и на тебя с удивлением пялятся. Удивился, вышел со склада и ещё больше удивился, что незнакомцы встали на места моих земляков. Так я впервые узнал, как форма может изменить человека. 🙂

Кстати, с момента прибытия в часть, постоянно было чувство, что это на 2-3 дня развлекаловки и по домам. Тяжело было первую неделю осознавать, что всё это на полтора года. Но потом смирился с мыслью, что теперь не будет ничего личного: ни пространства, ни вещей, ни многого чего другого. И за территорию части хрен просто так выскочишь.

Основная масса дней была посвящена изучению Устава,  приведению формы к эталонному образцу, физо. Каждый вечер писал письма. Ну, «письма» — это я слишком хватил, просто на одном листе каждый день что-то добавлялось, а в конце недели отправлялось.

Под конец нам устроили марш-бросок и выпустили на стрельбище. Стрельнули тогда всего лишь по три патрона, как выяснилось, для определения пригодности для службы в стрелковой роте.

В конце декабря по новостям сообщили, что в Чеченской республике появились незаконные вооружённые  формирования и туда вводятся войска.

Как меня призвали в армию

Сколько себя помню — хотел служить в армии. Личной трагедией было, если в воскресенье не посмотрел «Служу Советскому Союзу». Очень нравились репортажи из Афганистана и с учений. Именно там часто показывали пехоту — царицу полей. Т.е. танкисты,  десантники и лётчики возбуждали меньше, чем пехота. Ведь в моём детском понимании они мало времени на поле боя проводили — пролетели на танке, отстрелялись и в бокс. А ВДВ вообще — десантировался, пострелял, убежал. Вот пехота, те — да! Они бегут ножками по полю и расчищают плацдарм для остальных родов войск. По стечению ряда обстоятельств проснулся интерес к пограничным войскам, так как руководитель танцев, на которые я ходил, был из них.


На очередной мед.комисии, которую прошёл без проблем, последним специалистом сидела тётенька, проверяла личное дело и спрашивала, в каких войсках хотел бы служить. Я, находясь примерно десятым по счёту, с любопытством слушал заявления предшественников о желании служить либо в ВДВ, либо в морпехах. Им, в отличие от меня, комплекция позволяла делать такие заявления. Тётенька не поднимая головы ставила отметочку после получения ответа, откладывала папку в сторону и принималась за следующего. Дошла очередь до меня и на вопрос о желаемом роде войск, я ответил: «Погранвойска». Тётя аж притихла и впервые перевела взгляд от бумаг на призывника. Переспросила и получив тот же ответ сказала, что если она мой ответ запишет, то меня туда и отправят. Я не без ехидства поинтересовался, уж не думает ли она, что я со своими почти пятьюдесятью килограммами почти живого веса планирую попасть в части спеназа? Мои доводы ей показались убедительными и она сделала соответствующую отметку в деле.

После получения повестки организовали проводы, на которых оттянулся с запасом на ближайшие полтора года, ибо такой срок службы был установлен в 1994 году.

По прибытии к военкомату увидел, что все «спецназовцы», независимо от своих пожеланий идут в погранцы — так уж команду формировали. Я же был доволен. Но тут, не без вмешательства Женьки Прохорова, мною заинтересовался лейтенант Чумаченко, набирающий призывников для прохождения службы в в/ч 54374, что в Ростове-на-Дону. Я слегка заволновался, ибо там уж точно не погранцы. Тем не менее меня и ещё троих товарищей отжали от основной массы и выделили в отдельную команду. Как сказал лейтенант, будем служить при штабе. Это мне уже совсем не понравилось, ведь в моём понимании там и оружие не выдадут — нафиг оно в штабе?

Из этой ситуации я вынес первый вывод: мнение отдельно взятого юнита меньше всего интересует командование. И поехали мы в город-герой Ростов-на-Дону.