О стукачах

В армии, как и в любом коллективе, собираются всякие люди. Из этого количества всяких людей попадаются те, кто за неправильное слово или поступок суют в рыло виновному. Среди пострадавших тоже разные люди попадаются. Например такие, кто суёт сующему в обратку. Некоторые тихо наматывая сопли с кровянкой на кулак молча делают выводы. Опять же — разные выводы. Один осознал и старается так больше не делать. Другой продолжает делать то же самое «вопреки». Ну, чтобы ещё раз отхватить. А есть те, кто хочет поквитаться. Но так как яйца не стальные, чтобы в открытую ответить словом или делом, он ищет свободное ухо в командном составе и вероломно этим пользуется. Таких, как нетрудно догадаться, в обществе называют стукачами.

Но и тут судьба стукача может отличаться от настроения в этом самом слушающем командном составе. В частности, службу начинали мы под чутким руководством капитана Касторнова, который сразу озвучил политику командования роты короткой вводной перед строем: «В случае, если так называемые «дедушки» будут притеснять военнослужащих младшего призыва, не надо подсовывать под дверь канцелярии записки — анонимные жалобы в армии не рассматриваются. Или молодой пишет рапорт установленного образца и мы даём делу ход через прокуратуру либо, если кишка тонка связываться с прокуратурой, берёшь табуретку и херачишь «дедушку» по самое не хочу. В этом случае обещаю стоять на стороне военнослужащего младшего призыва до победного конца.» Может быть за давностью лет я не совсем точно отразил монолог, но суть именно такова.

 

И всё. И тащили службу, как того требует присяга, т.е. «достойно перенося связанные с ней трудности». А потом пришло время нашему капитану расти в званиях и должностях, в связи с чем он покинул нашу роту. Пришёл ему на смену ст.л-т Жуков Д. Оказался он прогрессивных взглядов и сразу расставил точки над «ё» монологом примерно следующего содержания: «Я знаю, что в роте процветает дедовщина. Я намерен с ней бороться. Но, так как не все могут указать на обидчика, то можно записку с фамилией «деда» подсунуть под дверь канцелярии — я приму меры.»

С этого момента в роте неожиданно расцвела демократия. Разумеется, не все разом кинулись стучать, но те, кто был замечен, потрясли воображение тщательностью и фанатизмом. Потом уже они вложили командира роты замполиту батальона (чего уж там — на любого человека можно накопать материал), после чего комроты плевался и обзывал всех стукачами. Так и сказал: «Рота стукачей!» Ему, конечно, сразу напомнили о внедрённой им традиции стукачества, но его это не слишком успокоило. Так и ушёл обиженным.

Звали одного из вскрывшихся самородков грязной разведки Федя. Уж не помню, от фамилии его так звали или и правда Федей был, но его ТУПАЯ ПРОСТОТА в этом вопросе лично меня свергла наповал. Бывают же такие люди… И они ходят среди нас.

Добавить комментарий